+7 (495) 794-55-62

+7 (926) 451-47-30

Развиваем интерес к познанию окружающего мира
Дошкольная "школа" - фундамент образования и начало успехов
Развитие творческих, физических и музыкальных талантов
Самые веселые и незабываемые
дни рождения

Спорт закаляет характер

Амина Зарипова – шестикратная чемпионка мира, чемпионка Европы по художественной гимнастике, в настоящее время – тренер сборной России. Вместе с мужем, лидером музыкальной группы «Несчастный случай» Алексеем Кортневым, воспитывает двоих сыновей.

Амина, почему вы начали заниматься гимнастикой довольно поздно, с десяти лет? Вам было сложно определить, чем интересно заниматься?

– Гимнастика мне нравилась всегда, сколько себя помню. В этот вид спорта я могла прийти и раньше. Просто так сложились обстоятельства. Детство у меня было довольно специфическое. Росла в очень бедной, скромной семье в городе Чирчике под Ташкентом, где единственным крупным предприятием был химзавод. Все люди жили от зарплаты до зарплаты, перебивались как могли. В то время было так принято (жаль, что сейчас этого нет): в школы приходили детские тренеры и набирали детей для занятий разными видами спорта. Тренер по художественной гимнастике взяла к себе в группу меня и мою одноклассницу. Вместе с ней мы ездили на занятия. Городок у нас маленький, чуть ли не все знали друг друга, преступности никакой не было. Родители нам доверяли и отпускали одних. Мы спокойно добирались до зала на общественном транспорте. Занималась я с удовольствием. Так продолжалось два месяца, пока не случилось несчастье. Мы, как всякие дети, после тренировки любили поиграть. Однажды вместе с подружкой катались на карусельках во дворе на площадке. У нее шарф попал в спицу, и она чуть не погибла. Хорошо, что кто-то из взрослых оказался рядом, заметил и помог. После этого случая нам запретили ходить одним на занятия. Сопровождать до спортзала родители нас не могли, работали, бабушек-дедушек не было.

А в десять лет я поняла, что очень хочу заниматься художественной гимнастикой, мне нравится этот вид спорт, я скучаю по нему. Я решила вернуться в гимнастику, к тому же тренеру, в ту же школу. В таком возрасте я уже могла ездить самостоятельно.

Сложно ли было наверстывать упущенное – ваши сверстницы наверняка ушли далеко вперед?

– Для меня это было как-то незаметно. Я не чувствовала, что сильно отстаю. У меня были очень хорошие физические данные, мне было легко. Безусловно, свою роль сыграло трудолюбие, я много работала, потому что мне это нравилось. И конечно, повезло, что я быстро попала к Ирине Александровне Винер, и она начала заниматься со мной индивидуально, уделяла мне много внимания – практически с утра до вечера. Понятно, что если бы я этого не хотела, я бы плакала, кричала, бросила бы все.

Амина, а как вы попали в группу к Ирине Александровне Винер?

– Раз в полгода к Ирине Александровне в Ташкент привозили на просмотр перспективных гимнасток со всего Узбекистана. Привезли и меня. Просмотр был после соревнований, на трибунах сидели зрители – папы и мамы тех детей, которые выступали. Дети показывали программы, а у меня своей программы еще не было, потому что я только-только начала заниматься. Когда подошла моя очередь, я честно сказала, что показывать нечего, программа не готова. Винер, увидев мою фигуру – я была худой, с длинными конечностями, гибкая, – попросила выполнить несколько движений, показать растяжку. Тренер внимательно следила за мной, изучала. Затем приподняла купальник и на весь зал сказала: «Смотрите, какая должна быть попа у настоящей гимнастки!» Она сказала это громко, поворачивая меня к залу. «Никогда в жизни этот человек не поправится, такой должна быть фигура у гимнастки», – добавила она. Помню, я заплакала и подумала, какая ужасная женщина, как она могла показать меня всем почти голой.

Так и состоялось наше знакомство. После нескольких занятий Винер приехала к моим родителям, сказала им, что у меня данные хорошие, что я могу чего-то добиться, быть успешным человеком, а для этого нужно всерьез заниматься гимнастикой.

Как отнеслись к этому родители?

– По-разному. У меня мусульманская семья. Мама и папа – татары. В обычной мусульманской семье главный – мужчина, а в моей семье получилось наоборот – все решения принимала мама, а папа был очень мягким и добрым. Мама, можно сказать, подавляла его своим характером. Она работала учительницей начальных классов, и, возможно, профессия оказала влияние на ее характер, она терпеть не могла, когда с ней спорили. После визита Ирины Александровны у нас состоялся семейный совет. Я в нем участия не принимала, меня выгнали из комнаты, я ушла к себе, но все слышала, настолько бурным было обсуждение. В первый раз в жизни папа пошел против воли мамы. Она была категорически против и не хотела меня отпускать в Ташкент. Папа взял всю ответственность на себя, стукнул кулаком по столу и сказал: «Будет так, как я решил!» Вот так я оказалась в большой гимнастике. Стала ездить к Ирине Александровне в Ташкент и оставалась у нее на несколько дней, а потом и совсем переехала.

Амина, вы говорили, что у вас мама – женщина властная и с ней сложно было найти общий язык, а как складывались ваши отношения с Винер?

– Ирина Александровна – человек мудрый, умеет находить подход к людям, нужные слова, она хороший психолог. Я прислушивалась к ней, каким-то шестым чувством понимала, что Винер желает мне добра, благополучия. Тем более, я видела разницу между домашней обстановкой и той, что была там, куда я приехала. Мама была диктатором, постоянно на меня давила, и отношения у нас особо не складывались. Както после соревнований, на которых я выступила неудачно, потому что еще только начала тренироваться, мама схватила меня за руку и, особо не церемонясь, сказала, что мы уезжаем, и потащила силой домой. Я сопротивлялась и, как только представилась возможность, вцепилась в забор и сказала, что не поеду…

Я, конечно, в любом случае скучала и по дому, и по маме, и по папе, но понимала, что мне гораздо лучше быть рядом с Ириной Александровной. Там мне было комфортнее. Ирина Александровна стала для меня второй мамой, взяла на себя все заботы – покупала вещи, одежду, все необходимое, относилась как к дочери.

Конфликты возникали?

– Нет, в маленьком возрасте я была послушной девочкой. И в одиннадцать лет я очень четко понимала, что мое будущее здесь, и дома нет никаких перспектив.

Амина, первый успех помните?

– На Всесоюзном первенстве я заняла третье место. Для меня это был безусловный успех, потому что я понимала, что за два года мы достигли большого прогресса. У меня была тривиальная мечта – костюм с надписью «СССР». Эту экипировку давали только членам сборной команды Советского Союза. И моя мечта осуществилась, я с гордостью носила эту форму.

В двенадцать лет вы рассуждали как взрослая, дети довольно часто хотят быть только первыми и не умеют проигрывать, особенно талантливые.

– На мой взгляд, человек становится самостоятельным, когда начинает сам зарабатывать. Мне тогда выдавали талоны на продукты, и я относила их домой, чем могла помогала семье. Так что я быстро повзрослела. Я понимала, что третье место – это успех, мы на правильном пути, но надо еще больше работать, чтобы быть первой.

Амина, а что, на ваш взгляд, необходимо, чтобы добиться успеха в спорте?

– Думаю, универсального рецепта не существует. Здесь важны все составляющие: талант, природные данные, трудолюбие, характер, доверие и поддержка тренера.

Ваша карьера складывалась успешно, покорялись спортивные вершины – чемпионка Европы, мира, а обидные поражения были?

– Я спокойно отношусь как к достижениям, так и к неудачам. У всех ведь по-разному. Многие хранят медали как драгоценности. Раскладывают их на самом видном месте. У меня они хранятся где-то в шкафу, я не делаю культа из своих побед. Да, приятно было выигрывать, но это прошлое.

Что касается поражений, то, пожалуй, самое чувствительное – четвертое место на Олимпийских играх в Атланте – было безумно обидно остаться за чертой призеров.

Кого винили в неудаче?

– Тогда сложно было справляться с эмоциями и объективно все осмыслить, где-то, видимо, сама недоработала, где-то казалось, что судьи не оценили. Сейчас, по прошествии лет, отношусь к тому поражению более спокойно. Видимо, так было дано мне свыше – пережить поражение. К тому же у меня остались непокоренные вершины – Олимпийские игры. И я все-таки смогу завоевать медали со своими ученицами. То поражение – как стимул работать дальше.

Можно сказать, по завершении карьеры вы точно знали, чем будете заниматься?

– Вовсе нет. Я пробовала себя на телевидении, занималась бизнесом, но поняла, что это не мое. Мое призвание – художественная гимнастика, это то, в чем я разбираюсь, что умею.

Амина, а что дала вам художественная гимнастика, чему научила?

– Очень многому. Быть самостоятельной, ответственной, принимать решение, собираться и концентрироваться в нужный момент.

Бытует мнение, что талантливому спортсмену сложно стать хорошим тренером.

– Я верю, что у меня получится.

Вам сложно находить общий язык с ученицами?

– Я лояльный тренер. Стараюсь ставить себя на место спортсменок, договариваться. Конечно, не всегда получается и какие-то сложные ситуации возникают. Особенно сложно с девочками-подростками. Но у меня хороший наставник, Ирина Александровна Винер, попрежнему учусь у нее, советуюсь. К тому же в сборной есть психолог, который тоже может помочь.

Работа тренера непростая, отнимает много времени. У вас двое детей, которые тоже требуют постоянного внимания и заботы. Как удается находить на все время?

– Родители по-разному относятся к детям, существуют разные виды взаимоотношений. Есть такие мамы-наседки, которые ни на шаг не отпускают своих детей. Я себя к таким не отношу. У нас дети знают, что мама и папа работают, могут быть заняты. Тем не менее, по мере возможности, стараюсь как можно больше проводить с детьми, гулять, заниматься спортом.

Амина, чему в первую очередь вы хотите научить своих детей, какие качества воспитать?

– На мой взгляд, важно, чтобы у детей была свобода выбора и они занимались тем, чем им интересно. Старший у нас более подвижный, занимается спортом, ходит на танцы, младший – более спокойный, любит рисовать. Мы с мужем стараемся создавать детям разные возможности, а уж они пусть выбирают, что им интересно. Единственное, на чем настаиваем, на занятиях спортом. Это необходимо – спорт закаляет характер. Но не просто заставляем, а сами показываем пример. Отпуск стараемся проводить активно: зимой катаемся на горных лыжах, а летом играем в волейбол и гольф.

Амина, ваши дети посещали детский сад? Какое впечатление у вас осталось от современных детских садов?

– Старший в этом году пошел в первый класс, младший ходит в садик, причем в самый обычный, который расположен рядом с домом. В том, что садик простой, есть как плюсы, так и минусы, мы не создаем детям особых тепличных условий, в то же время, бывает, приходится слышать от детей какие-то ругательства. Хотелось бы их от этого оградить, но как?

В то же время в группе хорошие воспитатели, внимательно относятся к детям и приятно, что сын с удовольствием идет в детский сад. Самый большой недостаток у садика – очень старое здание, на мой взгляд, проще построить новое, чем его отремонтировать.

Спасибо за беседу. Побед вам и вашим воспитанникам!